20 000 дней на Земле : Ник Кейв играет самого себя

В российский прокат вышла лента "20 000 дней на Земле". Фильм про знаменитого австралийского музыканта Ника Кейва снимали на протяжении одного дня из его жизни - собственно, двадцатитысячного по счету. Картина уже получила множество восторженных отзывов от западных критиков и заработала сразу две награды на престижном фестивале "Сандэнс". Почести кажутся вполне заслуженными: тандему Иэна Форсайта и Джейн Поллард удался замечательный гибрид документального и постановочного кино.


Ник Кейв начинает свой день со звонка будильника и монолога перед зеркалом. Говорит, что в конце двадцатого века он перестал быть человеком - и подтверждает слово делом: проживает следующие двенадцать часов под пристальным взглядом камеры, играя по всем правилам собственной легенды. Это лишь отчасти документальное зрелище. Или, если угодно, документальное, но с приставкой "псевдо-". Делали его те же люди, которые сняли для Ника несколько клипов.


Своего рода музыкальным видеодайджестом выглядит и эта лента. Монтаж отсек от пленки все лишнее: мир Кейва сократился до любимого нами мифа о Кейве. Поэзии, мрачноватого юмора, взгляда исподлобья, низкого голоса, призраков и библейских цитат. Миф, впрочем, несколько изменился. По первым минутам к мужчине перед объективом накапливается с десяток вопросов. Главный: а где, собственно, муза? Он стучит пальцами в дорогих перстнях по клавишам машинки.


Выглядит чересчур сосредоточенным для гения. Несколько раз произносит слово "работа" - для многих из нас антоним "творчества". Наконец, идет к психоаналитику. За ним, разумеется, интересно наблюдать. Он безумно киногеничен. В конце концов, это же Ник Кейв, отец примерно сотни великих песен.


Но почему он ведет себя, как чертов "белый воротничок" на пенсии? Чуть позже приходит понимание: австралиец до сих пор силен и крепок. Просто-напросто постарел и теперь ищет не вызова, а гармонии. Находит ее в изумительных ностальгических диалогах. Один собеседник - давний и теперь уже бывший коллега по группе Бликса Баргельд. Другой - певица Кайли Миноуг, чей голос звучит в классическом поп-стандарте про дикие розы.


Третий - нынешний соавтор, авангардный скрипач Уоррен Эллис. Надуманный барьер перед зрителем окончательно пробивают иллюстрации главного жизненного амплуа Кейва - созидания звуков. Вот он выступает в сиднейской опере, и ему удивительно идет аккомпанемент филармонического оркестра.


Еще лучше авторам удались моменты студийной работы. Для этого, как нарочно, выбрали самые сильные из недавних вещей The Bad Seeds. Детский хор записывает ангельский бэк-вокал к потусторонней Push The Sky Away. Чудо, да и только. Ближе к многозначительной развязке становится ясно: в фильме про самого себя высокий брюнет в черном костюме занимается тем же, чем уже лет так десять хороши его баллады.


Он раскладывает сложную штуку под названием Жизнь на простые слова и составленные из них фразы. Вспоминает детство и отношения с родителями. Первую любовь и интимные переживания. Рассказывает про то, как ему удается писать замечательную музыку. Разумеется, все это озвучивается не в опостылевшем формате заметок успешного дельца и подается безо всякой пошлости.


Разве что с легким пафосом большого шоумена и баловня сцены, коим он был все эти двадцать тысяч дней. И остался вопреки любым метаморфозам. Его уже нельзя назвать иконой панка или королем готики, однако ровно так же нельзя отказать ему в громадном сочинительском таланте и честности. Последняя, кстати, помогла Нику сделать шаг от грохота и львиного рыка к благородной тишине лишь с редкими рецидивами былого бунтарства.


Шаг, закономерный для столь зрелого артиста - и все же требующий смелости, не говоря о мудрости. У Кейва в избытке и того, и другого. Где еще вы такого найдете?


Социальные закладки:

Комментарии к этой заметке больше не принимаются.

Все заметки категории «Новости»

Рейтинг популярности - на эти заметки чаще всего ссылаются:

октябрь 2014
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31